Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
05:01 

Графомания

Can't work today, still queer.
- Здравствуй, милое дитя. Ты чей такой?
Милое дитя - черный фели лет 50-ти, который и впрямь обещал в будущем превратиться в юношу, более, чем просто миловидного, - подняло голову от какого-то сложного узора, начерченного палочкой на земле.
- Я... - начата фраза была довольно воинственным тоном, но потом мальчик осекся, во все глаза глядя на вопрошающего. - Я тут рядом живу, с мамой и с сестрой.
- С мамой? - поразился его собеседник, фели средних лет цвета влажного пепла с едва различимыми полосами. - И с сестрой! Надо же...
- Ну... - будущий красавец ковырнул палочкой землю, - не совсем с мамой. Она рядом с нашим лагерем живет, и приходит иногда. И сестра с ней.
- А много ли сестре лет? - взрослый фели присел на корточки, внимательно и с откровенным удовольствием глядя на ребенка.
Тот отчего-то смутился и упер глаза в землю, нервно дернув перемазанным в пыли хвостом.
- Нет. Совсем нет. Она только недавно родилась.
- Ясно. И как ее зовут?
Мальчик дернул усами.
- Низа.
- Красивое имя, - оценил полосатый.
Черный фели (или, вернее, лее) на секунду прикусил нижнюю губу. Под пристальным взглядом собеседника было... странно. С одной стороны от такого внимания становилось неуютно, с другой - мучительно хотелось, чтобы взрослый не потерял своего к нему интереса.
- Я знаю.
- Знаешь, - рассмеялся старший фели, и мальчик почувствовал, что шерсть на спине как-то сама по себе ерошится, как бывает от сильного волнения или страха. - Какой умный. А знаешь ли ты, мой умница, - пепельно-серый фели плавным движением протянул руку и, сложив пальцы щепотью, приподнял голову мальчика за подбородок, заставляя смотреть себе в глаза; глаза у взрослого были медово-золотистые и, казалось. немного мерцали, - какой ты красавец?
"Милое дитя" судорожно сглотнул и неловко, несколько нервно улыбнулся. Кивнуть он не мог, потому что мешала рука собеседника, а голос отказался слушаться совсем.
Взрослый, видимо, истолковал его молчание верно, потому что отпустил подбородок мальчика, проведя кончиками когтей по шее вниз до ключиц. Черный фели вздрогнул, снова прикусив нижнюю губу.
- А тебя как зовут?
- Р-рино... - с запинкой отозвался мальчик, снова опуская глаза на уровень коленей незнакомца.
- Тоже неплохо, - оценил тот. - Но под твою внешность можно было бы подобрать что-то и поинтереснее.

Гордо-Та-Кари (так звали фели с шерстью цвета мокрого пепла) вообще был ценителем всего "интересного". Слово это у него было синонимом слова "прекрасно", "чудесно", "потрясающе", так как вообще Гордо на громкие слова был скуп.
Он любил окружать себя "интересными" вещами: одеждой, мебелью, музыкой, пищей, людьми; одной из таких интересностей был и "Р-рино", прекрасное дитя, которое лее забрал к себе в ученики и, действительно, учил фехтованию, но, кажется, больше для того, чтобы иметь какой-то предлог все время видеть его перед собой.
Рино был способным учеником, Рино был абсолютно послушен, Рино - после довольно недолгого времени - был влюблен, и редко когда вызывал недовольство мастера.
- Молодец, - чаще говорил тот, кончиками когтей ероша мягкую шерсть на шее ученика. - Очень хорошо, - и голос его немножко вибрировал на "хорошо", заставляя Рино прикусывать нижнюю губу.
Эта привычка ученика особенного забавляла Гордо; он усмехался и сгибом указательного пальца легко проводил по верхней губе юноши, заставляя того чуть обнажать клыки - и смеялся. И говорил (когда мальчик стал старше), что Рино "к лицу бессильная ярость".
Впрочем, судя по словам Гордо, юноше "к лицу" было практически все. В его обращении с учеником было что-то от того, как обращаются со скульптурой, или картиной - откровенное, но совершенно лишенное эмоций любование.
- Совершенство, - с какой-то странной гордостью шептал он, одной рукой приобняв ученика сзади за плечи и притянув к себе, а пальцами другой водя по его губам, и тот, прикрыв глаза, млел от счастья и удовольствия.

Потом начались занятия в институте, потом выросла сестра, потом Рино, как ему, по крайней мере, казалось, стал достаточно хорош, чтобы интересовать учителя не только в качестве исходного материала - и мир замкнулся в кольцо. Все, что выходило за рамки, было не интересно - в какое сравнение оно могло идти с тем, что находилось внутри? Рино жил с осознанием этой замкнутости в своем мире как высшего счастья, какое только и можно было человеку пожелать для себя; маленький, созданный и оберегаемый для себя мирок казался неизменным и совершенно отделенным от окружающей действительности.
Тем страннее и страшнее было видеть рыдающую сестру, прижимать к себе и слушать сбивчивые объяснения; тем неуютнее было выпроваживать врача, при появлении которого у Низы началась истерика с криками, слезами и чуть ли не судорогами. Рино дрожал от ярости с кончиков ушей до кончика хвоста и вынашивал план мести.
- Что ты хочешь? - невесело усмехнулся учитель, поднимая глаза от книги. - Это - реальный мир.

При ближайшем знакомстве с "реальным миром" выяснилось, что у него только два преимущества - тонкая кожа и полная бездарность в фехтовании. Учительно тогда впервые посмотрел на Рино с чувством, более серьезным, чем удовольствие от созерцания красивого мальчика, которому так "к лицу бессильная ярость".
На сообщение об отъезде, тем не менее, он отреагировал не эмоциональнее, чем на известие о дуэли.
- Ну что ж, - был жаркий летний день, в окно падали солнечные лучи, вызолачивая вино в бокале учителя под цвет его глаз, - желаю удачи.
Удача и впрямь была к брату с сестрой благосклонна. Дорога вышла легкой, хоть и долгой, зато в первом встреченном городке оказалось вакантно место аптекаря. Рино на накопленные средства привел в чувство здание старой аптеки, установил там свои перегонные кубы и реторты, и зажил, снова замкнувшись внутри немного сузившегося кольца. Он не был уверен, что захочет когда-нибудь встретить "реальный мир" еще хотя бы раз.

@темы: Эпиграфы, Персонажи, Лавикандия, Ангст

Комментарии
2008-09-01 в 00:29 

Corona Astras
Леди должна быть красива. Больше леди никому ничего не должна
Нежный красавец Хуан Девятый. Ляо Чжай. И совсем немного - Грязные танцы. И что-то о дроу, но без подробностей. По-моему, это хороший набор первых ассоциаций
Раш

   

Мир, которого нет

главная