00:51 

Московия, полтора года спустя -3

Рэйнон
Да плевать мне на твои глубинные процессы! (с) Найджел
Собственно, в какой-то момент зашел разговор о том, что леди обещала нарабатывать у Найджела болевой порог.
- Думаешь, стоит? - Александра подняла голову от книги. - Рассуждение, что к моменту, когда с этим придется сталкиваться, лучше уже представлять себе, что это такое, не лишено смысла, конечно. Но ты так уж рассчитываешь с этим столкнуться?
Найджел пожал плечами.
- Жизнь непредсказуемая штука, вы сами это говорили, леди.
- Да, конечно, - женщина захлопнула книгу и встала, задумчиво оглядывая Найджела и что-то шепотом проговаривая.
Найджел внимательно глядел на учителя.
- С этим тебе, должно быть, наверное, несколько проще, - задумчиво проговорила Александра, растирая запястья. - Я не Джеффри - мне это не нравится, так что разумнее будет относиться к таким вещам как к медицинским процедурам. Они тоже не всегда приятны, но достаточно безлики.
Найджел кивнул, слегка нахмурившись. Впрочем, он всегда хмурился, когда сосредотачивался на чем-то.
- Хочешь попробовать сейчас? - она приподняла брови
- Почему нет, - Найджел поднялся. Подумал и отошел от стола.
При его "Почему нет", Александра передернула плечами, и даже, как будто, собралась что-то сказать, но промолчала.
- Ну смотри, - заметила она. - Главное, что нужно запомнить, - она повела руку вверх, перебирая пальцами, - что это все иллюзорно. Большой процент от боли, - теперь вниз и вбок, с разворотом, ладонью от себя, - составляет, в действительности, страх - что что-то в твоем теле сломается, порвется, никогда не будет работать, как раньше. Многие заклинания в действительности причиняют вред, но в данном случае это не так. Это чистая боль, если хочешь. Она воздействует только на твой мозг - а он передает приказ всем прочим нервным окончаниям в организме. Понимаешь? - Она серьезно глянула ему в глаза.
- Понимаю, леди, - Найджел серьезно кивнул.
- Хорошо. Надо, также, не впадать в заблуждение, будто это совсем безопасно. Семь минут обеспечат болевой шок практически кому угодно, но до этого волшебного момента ты, возможно, сможешь сделать несколько больше, чем без подобного знания.
С этими словами женщина резко прищелкнула пальцами, запуская заклинания в действие
Наверное, задействован был действительно только мозг, и он передавал приказ болеть нервным окончаниям - но всем нервным окончаниям в теле юноши, даже тем, о существовании которых он и не подозревал никогда, даром что готовился к поступлению в медицинский.
Найджел резко вдохнул, глаза его остекленели. Юноша сжал кулаки и где-то секунд стоял, глядя бессмысленно куда-то вверх. Потом, не выдержав, Найджел упал на колени. По его подбородку потекла тонкая капелька крови из прокушенной губы.
Практически сразу боль отступила. Александра закончила движение обеими руками, как будто скатывала что-то в шарик, и подошла к ученику.
Найджел тяжело дышал, опираясь руками на колени.
- Пока хватит, - заметила Александра, платком вытирая струйку крови с подбородка юноши и осторожно, успокаивающе гладя его по плечу.
Надо заметить, что внезапное "ничего не болит" в чем-то похоже на опьянение - голова кружится, тело почти не чувствуется
Найджел поднял глаза на Александру и слабо улыбнулся, побелевшими губами.
- Да, - произнес он хриплым голосом.
Женщина смотрела серьезно и, наверное, действительно вызывала некоторые ассоциации с врачом, с любопытством рассматривающим то ли пациента, то ли подопытное животное.
- Встать сможешь? - она осторожно приобняла юношу под плечи.
- Да, кажется, - юноша вытянул руку вперед для баланса и неспешно поднялся.
- А дойти до дивана? - Александра была рядом, хотя ее намерение "поддержать" ученика, буде тот захочет упасть, выглядело несколько забавно
Найджел усмехнулся.
-Я жив, все хорошо, - он действительно дошел до дивана на не очень твердых ногах.
- Ну-ну, - Александра пододвинула себе стул и села напротив Найджела. - Садись и расслабься. По-моему, пока неплохо.
Найджел выдохнул.
- Да, - он коснулся кончиками пальцев своего горла. - Странно очень. Сейчас, после того, как все закончилось.
- М? Поясни?
- Голова очень легкая, - попытался пояснить Найджел.
Александра улыбнулась уголками губ и кивнула.
- Понимаю.
- Да, - отозвался Найджел и покачал головой, приходя в себя окончательно.
Женщина с интересом смотрела на него. Тяжелые длинные серьги покачивались в ушах, когда она склоняла голову, и тихонько позвякивали.
- Двадцать секунд, - заметила она. - Как тебе кажется, получилось бы дольше?
- Больше? - Найджел приподнял одну бровь. - А где предел? Болевой шок ведь наступает только через несколько минут.
- Семь. Но я не думаю, что доведение себя до болевого шока это то, с чего следует начинать.
- Я думаю я смог бы продержаться дольше, - кивнул Найджел серьезно.
- Хочешь попробовать?
Юноша выдохнул. На пару секунд он было засомневался, но потом кивнул, улыбнувшись.
- Почему бы нет.
- Точно?
Александра внимательно посмотрела на него
- Да, - отозвался Найджел, кивнув серьезно.
- Ну смотри.
Женщина отошла к столу, достала что-то из ящика и вернулась к юноше.
- Пожалуй, сиди, - сказала она, все еще зажимая это что-то в кулаке. - И не надо стараться изображать из себя стоика, договорились?
- Договорились, - отозвался Найджел.
- Хорошо.
Александра проделала те же движения несколько быстрее и одновременно с прищелкиванием пальцев поставила это "что-то" на стол - это были песочные часы, рассчитанные на минуту.
Найджел снова сжал зубы, но на этот раз благоразумно не закусывал губу. Голову он запрокинул, тяжело втягивая в себя воздух. Руки его сжали ткань обивки, как бы плотно она не прилегала.
Боль кончилась совершенно неожиданно, и контраст был таким сильным, что у юноши даже немного потемнело в глазах в первую секунду. Обычно то, что делает больно, будь то удар, порез или ожог, оставляет после себя то же ощущение. Здесь же действительно совсем ничего не болело, и в это даже сначала немного не верилось.
Найджел глубоко вздохнул, обхватив себя за локти. Его дыхание сбилось как после долгого бега. Своих слез он пока не замечал.
Александра сидела на стуле, внимательно разглядывая юношу и вертя в руках платок.
- Да, неплохо, - повторила она наконец, протягивая ему кусочек белой ткани, уже испачканной в его, Найджела, крови.
Найджел поглядел на платок несколько недоуменно, потом вдруг спохватился и спешно прижал его к щекам.
- Нда... не думал, что когда-нибудь снова перед тобой расплачусь...
- Ну, это не называется "расплакаться", - заметила Александра, пересаживаясь со стула на краешек дивана. - Кроме того, как считают многие ученые, мужчины в среднем живут меньше, чем женщины именно потому, что мы плачем по поводу и без повода. А вы преждевременно гибнете от стрессов и сдерживаемых эмоций. Так что плачь на здоровье, - она усмехнулась, потом добавила, вроде как и в шутку, но... но. - Твоя стратегическая задача - прожить как можно дольше, ясно?
- Задача ясна, учитель, - отозвался Найджел. Щеки его теперь были сухие, но глаза покраснели от трения.
- Вот и отлично, - достаточно серьезно заключила Александра, забирая платок и убирая его куда-то в рукав. - На сегодня хватит, пожалуй. Как тебе твой... первый опыт?
- Ну... если я скажу, что мне не очень понравилось, ничего? - Найджел приподнял одну бровь.
- Ужасно, - Александра всплеснула руками. - А я так на это рассчитывала... Ладно, а если серьезно?
- А если серьезно? - Найджел непонимающе поднял брови. - Было больно. Но вряд ли это тебя удивит.
- Ну да... - женщина качнула головой. - Я имела в виду не совсем это, - она поджала губы. - Насколько... как тебе кажется, ты смог бы что-то делать? Привыкнуть к этому?
- Что-то делать... во время этого? - вопросил Найджел, чуть подавшись вперед.
- Да. - Александра чуть склонила голову (серьги приглушенно звякнули) и посмотрела на него.
Найджел молчал какое-то время, серьезно прислушиваясь к своим ощущениям.
- Думаю, нет. Пока нет. Вряд ли.
- Пока - нет, - она кивнула. - А вообще?
- Думаю, всему можно научиться, - отозвался он.
- Хорошо, - женщина снова кивнула и медленно вынула серьги из ушей. Потерла мочки кончиками пальцев. - Устал?
- Пожалуй, - слабо улыбнулся ученик. После того, как серьги были извлечены, улыбка его (на долю секунды) стала облеченной.
Александра чуть приподняла брови, но ничего не сказала.
- Как ты смотришь на то, чтобы попить чаю? - она встала, отошла к столу и убрала тяжелые украшения в ящик. - И, кстати, с завтрака тоже прошло уже довольно много времени.
Она повернулась к Найджелу, опираясь спиной о столешницу.
- Я смотрю очень положительно, леди. Я всячески за, - он все еще устало улыбался. Довольно тяжело опершись на диван, Найджел подошел к столу и машинально стал доставать приборы, чашки, возиться с заварочным чайником.
- Садись, - женщина надавила ему на плечи, заставляя опуститься на стул. - Ну что за тяга к самоистязанию?
- Хм? Я за собой такого не замечал, - отозвался Найджел. - Впрочем, леди виднее. Может, когда я теряю контроль, становлюсь этим... как его...ну, который не нудист и не лейборист, но что-то похожее. А! Мазохист, - юноша опустился на стул. Видимо дурачился он тоже от облечения.
Александра рассмеялась и взъерошила темную шевелюру своего ученика.
- Ну-ну.
Она вернулась к чашкам.
- Зеленый, черный?
- Черный, пожалуйста, - Найджел занимался тем, что снова приглаживал волосы.
Александра оглянулась, увидела, что он делает и, рассмеявшись, восстановила хаос в его прическе, после чего вернулась к наливанию чая.
- Там мне идет больше? - поинтересовался Найджел.
Александра оценивающе глянула на него.
- Тебе как угодно идет, - она поставила перед юношей чашку и села напротив, грея пальцы над своей. Запахло жасмином и чем-то еще. - Просто забавно.
Найджел улыбнулся и, поймав ее руку (что она грела об чашку), поднес пальцы женщины к губам.
Александра нежно погладила его по щеке, улыбнулась.
- Я так тебя люблю, - вдруг выдохнула она, и как будто сама смутилась сказанного - щеки женщины слегка порозовели, она отвела глаза и улыбнулась уголками губ.
Найджел между тем поднял на нее глаза. Он был серьезен.
- И я тебя очень люблю, - прошептал он, глядя ей в глаза. Потом вдруг соскочил со стула, обошел ее и обнял сзади, целуя плечи и волосы. - Очень... очень... - шептал он.
Женщина слегка откинула голову, прикрыла глаза и, заведя руки назад, обняла его за шею - некрепко, крепче бы не позволила неудобная поза.
- Как же это все... - она совсем закрыла глаза, даже немного прижмурилась. Между бровями пролегла морщинка.
Найджел продолжал ее целовать, не спрашивая ни о чем. Даже в свои 17 лет он понимал, что сейчас к тому не время и не место. В какой-то момент Найджел просто остался стоять, обнимая ее.
Александра какое-то время сидела неподвижно, затем немного повернула голову и легко поцеловала его.
- Пей чай, - заметила она. - А то он совсем остынет, и комары будут кататься по нему на коньках.
Найджел в очередной раз усмехнулся, услышав уже знакомую идиому.
- Вот за это я и люблю московитский язык. - юноша снова сел напротив и отпил уже несколько остывшего чая.
- За комаров? - удивилась Александра, поправляя растрепавшиеся волосы.
- За такие вот идиомы, - отозвался юноша.
- Понимаю, - Александра кивнула. - Это не совсем... распространенная идиома, для большинства московитян она тоже будет внове, с другой стороны, - женщина улыбнулась. - И в английском наверняка что-то такое есть.
- В английском есть идиомы непонятные никому кроме создавшего. Например, кто догадается что it's raining hard можно заменить на it's raining cats and dogs. Ничего кроме валящихся с неба собак и кошек на ум не приходит, правда?
- Собаку из дому не выгонит, - не задумываясь, ответила Александра. - У нас так говорят: Погода такая, что хороший хозяин собаку из дома не выгонит.
- Да, может в этом дело, - отозвался Найджел. - А про того, кто родился в обеспеченной семье, говорят he was born with the silver spoon in his mouth.
Женщина рассмеялась.
- Выглядит довольно по-дурацки, если представлять дословно.
- Это точно, - Найджел тоже улыбался.

Прием по случаю именин одного из племянников Гильдмастера был похож на все приемы, на которых Александре и Найджелу приходилось бывать до этого. К леди подходили люди, чтобы засвидетельствовать почтение. Некоторые люди почтительно держались от нее и Джеффри на расстоянии. Подходящим она представляла Найджела - кому как своего приемного сына, а кому – как ученика. Женщина мило улыбалась всем, раскланивалась, поддерживала разговоры о погоде. Но Найджел видел, что в принципе ей здесь скучно.
Найджел как всегда был хорошим мальчиком, когда нужно опускал глаза, когда нужно выдавал английские шутки. В какой-то момент к Александре подошел один из авторитетов воровского мира (довольно уже пожилой джентельмен уровня эдак 13-го, что в его 60 с чем-то считалось весьма неплохо). Рядом с ним была миловидная девица 16-ти-17-ти лет в шитой мехом полушубке и бордовом платье на старый манер. Видимо и отец и дочь подделывались под старый купеческий стиль. Авторитет раскланялся с Александрой и представил ей свою дочь "Машеньку".
Александра тоже раскланялась, улыбнулась Машеньке, похвалила платье и прическу, и представила подошедшим Найджела.
Найджел вежиливо поклонился и спросил как леди нравится здешнее мероприятие. Леди рассмеялась в меру очаровательно.
- Вы иностранец, сударь? - вопросила она.
- Да, леди, так уж случилось, - отозвалася Герберт, сдержанно улыбаясь.
Наблюдая эту сцену купец млел, улыбаясь такой улыбкой, какой улыбаются только счастливые отцы, когда удачно складывается партия их доченек,
- Быть может, оставим молодежь говорить о своих делах, - предложил он Александре. - У меня к вам есть небольшое дело, княгиня, вы не согласитесь уделить мне пару минут?
- Конечно, - женщина ободряюще улыбнулась Найджелу и позволила собеседнику увести ее от воркующей молодежи. - У вас очаровательная дочь, Борис Андреевич, - искренне улыбнулась женщина, отойдя вне зоны слышимости и еще раз глянув на беседующих Найджела и Машеньку. - Вам надо было начать вывозить ее еще год назад, - заметила она с мягким укором.
- О, ну вы знаете, ее маменька привыкла считать ее ребенком. Будь на то ее воля, она бы и додержала дочурку, пришитой к ее юбке, - отозвался вор. - Скажите, княгиня... - он завел какой-то деловой треп. Не первостепенной важности, но так или иначе интересный Александре.
Молодежь на заднем плане действительно, видимо ворковала, учитывая, что Машенька подошла на маленький шажок ближе к Найджелу и уже два раза весело смеялась, видимо, его шуткам. Юноша был спокоен и сдержан, впрочем он тоже улыбался. Из вежливости ли или по другой причине не понятно.
Александра не следила за юным поколением с видом "А нюх как у собаки, а глаз - как у орла!". Она с интересом поддерживала беседу, лишь изредка кивая Джеффри в знак того, что у нее все в порядке и поглядывая на Найджела, чтобы удостовериться, что все в порядке у него.
Молодое поколение о чем-то чинно беседовало. Машенька не была похожа на хищниц, которые сразу бросаются на молодого человека, если не видят у него кольца на пальце. Но Найджел ей явно нравился. В какой-то момент Борис Алексеевич договорил с Александрой, вероятно договорившись перенести более подробное обсуждение в менее людное место и они снова подошли к молодому поколению.
- Юноша вел себя прилично? - вопросил Борис Алексеевич у дочери светясь все той же отцовской улыбкой.
- Ну что вы, папенька! - укоризненно отозвалась Машенька и весело заулыбалась. - Найджел очень хорошо воспитан.
Юный мистер Герберт продолжал невозмутимо сдержанно улыбаться, будто речь шла не о нем.
- Ну что ж, рад был вас повидать, княгиня, - отозвался вор в законе и взяв дочь за руку ушел общаться дальше.
Александра заверила его, что радость была взаимной и проводила их взглядом.
- Милая девушка, - заметила она.
- Хм, - неопределенно отозвался Найджел. - Тебе принести чего-нибудь попить?
- нет, не хочется. А что "хм"?
- Не знаю. Хм - это хм, - отозвался Найджел, улыбнувшись.
- Ну смотри, - женщина улыбнулась.
- Good Evening, sir, Ваша Светлость, - на сцене появилось новое действующее лицо.
Лорд, точнее - вовсе даже не лорд, а молодой боярин, Александр Борисович Пожарский, пролавировал между людьми и уже кланялся своей тезке. За прошедшие три года Александр, в отличие от Найджела, совсем не вытянулся, но похудел еще больше, отчего тоже казался выше. Нарядное боярское платье сидело на нем ладно, разве только подчеркивая болезненную бледность лица. Получив благосклонный кивок от Александры, маг повернулся к Найджелу и подал ему руку.
- Добрый вечер, князь, - отозвался Найджел, пожав руку Александра. Он был в стандартном пиджаке и при галстуке, только на этот раз галстук был куда как более смелым и покрой костюма не таким классическим. В общем и целом, можно сказать, что по стилю он теперь приблизился к Джеффри.
- Как вам сегодняшний вечер? - поинтересовался Александр, подцепляя с подноса проходящего мимо слуги стакан с соком и критически пробуя его на вкус.
- Весьма... познавательно, - отозвался Найджел, вложив в последнее слово особый смысл в стиле "собрание фриков то еще, посмотрим, что будет дальше". - А вам? - теперь стоя рядом с Александром Найджел, вероятно был несколько выше и выглядел несколько крепче.
- Любопытно, - Александр кивнул, на секунду накрыв ладонью свой стакан и покачивая жидкость. - Впрочем, я здесь ненадолго. А кто эта милая барышня, с которой вы беседовали вот только что? - с любопытством спросил он, отпивая сока и чуть покривившись.
- Мария Борисовна Мстиславская, - отозвался Найджел, пожав плечами. Как будто услышав свое имя на другом конце комнаты, Машенька обернулась на него и попыталась встретиться с ним взглядом, однако юноша упорно смотрел в другую сторону, хоть, скорее всего, этот взгляд почувствовал.
- Хорошая фамилия, - заметил барич, снова поднося стакан к губам и усмехаясь сочувственно. - Кажется, вы стали объектом матримониального интереса.
- Похоже на то, - Найджел пожал плечами. - Даже не знаю что делать. Может пустить слух, что я Англии мой отец был из рабочих? Или трубочистов ... или что-то в этом роде? - он с улыбкой обернулся на Александру.
- Да ладно, - женщина повела плечами. - Почему нет? Это ни к чему не обязывает.
- Это точно, - подтвердил Александр, залпом допивая сок. На дне остался, кроме небольшой лужицы сока, какой-то белесый осадок. - Но очень хлопотно. Впрочем, боюсь, слухи о вашем незавидном происхождении вам все равно не помогут - тут гораздо ценнее, что вы ученик ее светлости, чем то, что вы из какого бы то ни было английского рода.
- Figures, - пробормотал Найджел на родном и пожал плечами. - Что ж, будем встречать "подарки" судьбы смело.
Между тем в залле музыка заиграла громче. Все, кто хотел, уже успели поговорить о делах, и теперь настало время танцев.
Александра поискала глазами Машеньку.
Машенька крутилась где-то рядом. Папенька отошел по делам и Машенька, стояла у стенки, опустив ресницы.
Барич отошел к ближайшей стенке и принялся подпирать ее спиной.
- Все в порядке, князь? - вопросил Найджел у Александра.
- Да, - отозвался немного сбледнувший Пожарский. - Все прекрасно, благодарю вас.
Найджел кивнул. Не в его английских правилах было настаивать на помощи. Если что рядом была Александра, которая на правах умной и опытной женщины, могла спросить у Пожарского "все ли в порядке" настойчивее.
Александра, впрочем, не проявила какой-то особенной настойчивости. Женщина бросила на барича короткий взгляд, покачала головой и улыбнулась кому-то из знакомых, проходившему мимо.
Поговорив еще какое-то время, Александр раскланялся и ушел.
Еще через какое-то время Найджел тоже отошел, возможно, взять и свою порцию сока с одного из подносов. В какой-то момент княжна могла увидеть, что Найджел склоняется к низенькому Мстиславскому, который что-то шепчет юноше на ухо, Найджел продолжил сдержанно улыбаться. Где-то через пару минут они уже танцевали какой-то из медленных танцев с юной Машенькой.
Вечер шел своим чередом. Потанцевав с Машенькой, Найджел отошел и какое-то время разговаривал с еще какими-то людьми. Впрочем от матроманиальных интересов ее и ее папеньки было не так просто отвязаться. Пару раз он беседовал с ней и ее отцом, пару раз только с ней. Вот здесь, вероятно, Александра впервые увидела, что Найджел тоже умеет быть суровым и холодным. Он был, вероятно, подчеркнуто вежлив все время и вряд ли сказал хоть слово, к которому можно было прицепиться и обиться. Но вот взгляд юного сэра Герберта, его манера держаться были, мягко говоря, холодны. Машенька старалась быть очаровательной, но даже ее вполне искренняя наивность в итоге не выдержала Найджеловского вежливого равнодушия. Еще до того, как прием был закончен, Машенька подошла к папеньке и (это было хорошо слышно) сославшись на головную боль, вынудила того отпустить ее домой. Найджел вежливо с ней попрощался, поцеловав руку и не обратил внимания ни на преданный полный надежды взгляд юной девицы, ни на недвусмысленные намеки ее отца, чтобы он к ним заезжал.
В итоге юноша вскоре снова оказался рядом с Александрой.
Александра покачивала в пальцах бокал с вином, безучастно озирая происходящее. Предположительно, она успела пару раз потанцевать с кем-то из гостей, еще с кем-то поговорить, и сейчас стояла рядом с Джеффри, что-то шепотом ему разъясняя.
Найджел остановился на почтительном расстоянии, чтобы не слышать того, что она разъясняла Джеффри.
- Ты здесь? - женщина с улыбкой повернулась к ученику. - Не устал?
- Нет. Просто соскучился, - отозвался Найджел с улыбкой.
Женщина улыбнулась явственней, протянула к нему руку, но, явно в последний момент изменив направление движения, только легко коснулась его плеча.
- Тебе тут нравится?
- Тут ничего. Быть может, леди подарит мне танец, пока мы не ушли? - вопросил ученик.
Александра удивленно приподняла брови, чуть склонила голову.
- Почему бы нет, - она протянула юноше руку, затянутую в жемчужно-серую по локоть перчатку.
Найджел коротко поклонился, и они закружились в танце.
Играл вальс - универсальный танец для всех стран, времен и миров. Александра танцевала хорошо, но держалась несколько отстраненно. Возможно, Найджел поймал на себе (вернее будет сказать - на них) несколько оценивающих взглядов.
Найджел тоже был довольно сдержан, так что и не поймешь, держал ли он в объятиях сейчас учителя или любимую женщину, и взгляды которые он на нее бросал - были почтительными или восхищенными.
- О чем вы говорили с Борисом Андреевичем? - поинтересовалась женщина.
- О лошадях, о гончих, о московитском климате и о том, что "его дочка прекрасно выглядит, не правда ли?" - последнее было сказано несколько ироничным тоном, впрочем лицо юноши осталось непроницаемым.
Александра тихонько рассмеялась.
- Увлекательно. - Она провернулась под рукой ученика и снова положила ладонь ему на плечо. - Ты должен его простить. Когда у тебя пойдут свои дочери, ты тоже будешь сбиваться с ног, ища, куда бы их пристроить.
- Думаю, его не за что прощать, - Найджел пожал плечами. - Просто ему не повезло сегодня.
- Девочку жалко, - заметила Александра. - Она, кажется, расстроилась.
- Что ж, мир полон разочарований, - Найджел улыбнулся и в глазах его на секунду снова блеснули холодные льдинки. Видимо, девочка его доканала куда больше своего папеньки.
- Какой суровый мальчик, - поддела некромант, прищурившись.
Найджел улыбнулся светлее.
- Какой есть.
- Тебя так раздражает... м-м... проявленный к тебе интерес? - удивилась Александра. - Мне казалось, это наоборот должно... льстить.
- Меня ничего не раздражает, - сдержанно отозвался Найджел, вытанцовывая очередной "квадрат". - Я спокоен как удав, - юноша заглянул в глаза Александре так, будто хотел загипнотизировать. - Разве не видно?
Глаза у леди некроманта по случаю вечера были как-то хитро подкрашены и, совсем как в рекламных роликах, казались больше и выразительнее. Зрачки женщины чуть расширились, ресницы многообещающе опустились и поднялись.
Найджел едва заметно улыбнулся уголками губ и продолжал глядеть ей в глаза. Разве что едва заметно подался вперед. Совсем чуть-чуть.
- Не видно, - шепотом сообщила женщина, в момент очередного поворота чуть-чуть, как будто случайно, наклонившись к его уху. Дыхание почти обжигало кожу на шее юноши. - По крайней мере, не очень.
- Даже не знаю. Значит я хорошо маскирующийся удав, - отозвался Найджел едва заметно пожав ее руку в его руке.
Александра мягко улыбнулась, снова чуть отстраняясь.
- Ну, значит твое недовольство мне показалось, - заключила она. - Тем лучше.
Найджел продолжил кружить ее в танце.

@темы: Pousi, Любовь идет по проводам, Принц и лебеди

URL
   

Мир, которого нет

главная